Бессонница часть 2

Ночные рэкеты.

1. Рэкетный гнев. Выполняет функцию защитника, заступника посредствам роли Преследователя. Охраняет от негодяев, злодеев, встретившихся днем на пути, чьи выражения, действия «задели за живое», но об этом умолчали.


Рэкетный гнев помогает подготовиться к ответному удару, внушив мысли «Я отомщу», «Все выскажу завтра», «Он пожалеет…» и так далее.

Однако, ночной гнев, может начать терроризировать за незнание как действовать в той или иной ситуации: «Дура (к)! Нужно было поступить…», «Почему я не сделал…».


Миссия Рэкетного гнева, не в решении, оценке или анализе, а нейтрализация эмоций из ситуаций, связанных с гневом, злостью, раздражением, но при этом прибывать в бездействии.


2. Ночной рэкет Доброго Самаритянина. Рассуждая в кровати на тему «Несправедливость современного мира по отношению ко мне», в амплуа доброго Самаритянина, человек готов оказать услугу в любой момент жизни, взамен не получая благодарности. Параллельно акцентируя внимание на мыслях: «Мелочно ожидать признание моих поступков (действий)», «Люди бывают неблагодарными», «Вот бы неблагодарных было бы поменьше». Другими словами, происходит метание между жаждой признания и чувством вины, вызванное тем, что не получается всё исполнять безвозмездно, бескорыстно.

Рэкет Доброго Самаритянина-это результат спасательных дневных операций. Карпман пишет:


«И давайте не забывать, что спасательство- это помощь, которую оказывают тому, кто об этом не просил, и часто тому, кому она совсем не нужна».


Следовательно, ждать теплых слов от людей, не просящих о содействии, абсолютно бесполезно, ибо индивид не ощущает себя должным.


3. Ночной страдающий рэкет. Ежедневно переживая страдания (физические, эмоциональные), удерживая в себе бушующие волнения, с целью ни раздражать, ни разочаровывать окружающих людей.


Непосредственно ночью, боль, немощь, тоска ощущаются острее. Возникает яростное желание позвать кого-нибудь, чтобы утешиться. Однако в глубине «сидит» Жертва, ограничивающая попытки поиска поддержки, опоры и покоя: «Чувствую себя плохо, но я никому не расскажу. Мне никто не поможет», «Мня никто не может понять…».

Плача в подушку, успокоение находится в собственных страхах. Этот рэкет наращивает негативные эмоции, приближая к безмолвной, тихой депрессии, усиливающаяся в ночной тишине.

Ночной страдающий рэкет страшен, поскольку побуждает не говорить о проблемах, доказывая, убеждая, что просьбы о спасении останутся неуслышанными.


«Иногда даже «сильных» с первого взгляда людей может одолеть этот невидимый враг, прячущийся в нас самих» Стивен Б. Карпман.